russian english
Издается ГК "Ремедиум" с сентября 1999 года
Поиск
ОБ ИЗДАНИИ
РЕКЛАМА В ИЗДАНИИ
ПОДПИСКА
АРХИВ ЖУРНАЛОВ
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ "РА"
ГК "РЕМЕДИУМ"
КНИГИ ГК "РЕМЕДИУМ"
ТЕСТЫ
СТАТЬИ
НОВОСТИ

Анкета читателя

Опрос

Главная страница / Архив журналов / Содержание журнала за 2003 год

ОРИГИНАЛЬНАЯ АНАЛОГИЧНОСТЬ

Российские аптеки №6 2003 год

Работнику первого стола

Олег Талибов, к.м.н., доцент, кафедра клинической фармакологии МГМСУ

ОРИГИНАЛЬНАЯ АНАЛОГИЧНОСТЬ

Вопросы взаимозаменяемости лекарственных препаратов всегда были наиболее "скользкими" вопросами фармацевтического рынка. Взаимоотношения между оригинальными и воспроизведенными препаратами (или дженериками) далеки от безоблачных. Во многом это обусловлено тем, что до сих пор до конца не определены критерии, по которым должна осуществляться оценка их идентичности, определяться аспекты их различия. Чем же следует руководствоваться при сравнении оригинальных препаратов с их аналогами?

Действительно, аргументацию фирмы-разработчика оригинального препарата, которая всеми возможными способами "отстаивает" и "защищает" свой продукт, можно понять и принять. Колоссальные средства, которые тратятся производителем на поиск молекулы лекарственного вещества, на исследование лекарства, выведение его на рынок, тщательный мониторинг его возможных неблагоприятных эффектов и взаимодействий по окончанию срока патентной защиты, кажутся безвозвратно потерянными. Дженерик, который порой начинают воспроизводить одновременно сразу несколько фирм, "наследует" все те свойства, которые с боем и потерями сил, времени и средств доказывались для препарата оригинального. И можно сколь угодно долго утверждать, что оригинал - это оригинал, а аналог - всего лишь воспроизведенное средство... Наличие общего междунароного непатентованного наименования делают эти препараты аналогичными в глазах конечного потребителя, а цена, которая на дженерик, как правило, ниже, часто решает вопрос в пользу покупки последнего.
Производители оригинальных фармацевтических брэндов защищают свои исключительные права на новый препарат различными путями. В первую очередь, используя нюансы патентного права. Реализация патентной защиты на ту или иную молекулу, лежащую в основе лекарственного вещества, предусматривает запрещение ее воспроизводства на срок, длительность которого различается в разных странах, но в среднем равна 20 годам. Необходимо учесть, что от момента начала тестирования новой молекулы (что, собственно, является и моментом оформления патента) до момента появления лекарства на рынке может пройти 10-15 лет, а иногда и больше. Таким образом, производитель оригинального препарата имеет в своем распоряжении всего около 5 лет на компенсацию издержек и получение дивидендов от появления оригинального препарата на фармацевтическом рынке. К концу этого срока обычно возникает серия попыток, используя "лазейки" патентного законодательства, продлить срок патентной защиты.
Например, в 1978 г. на молекулу омепразола был получен основной патент. Начиная с конца 90-х годов, патенты были получены на: магниевую соль омепразола; способ лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта с помощью левовращающего изомера омепразола; S-энантиомер магниевой соли омепразола в виде тригидрата; новую кристаллическую форму омепразола. Каждый из перечисленных патентов позволял фирме-разработчику бороться с попытками вывода на рынок дженериков омепразола.

Что в имени тебе моем?

Особенности реализации патентного права лежат в разграничении таких понятий, как дженерическое лекарственное средство (или дженерик) и копированное лекарственное средство (копия).

Препаратом-дженериком называется лекарственный препарат, срок действия патентной защиты на который уже закончился. Соответственно, препарат-дженерик не является исключительной собственностью фармацевтической компании, которая его разработала или владела первой лицензией на его продажу.
Копии - это лекарственные препараты, которые представлены на рынках стран со слабой или отсутствующей патентной защитой химических молекул, а отсюда - активных ингредиентов лекарственных средств.

В сущности, отличием копированного препарата от препарата-дженерика является только нарушение юридических правил воспроизводства лекарственного препарата (ущемление прав патентообладателя).
В странах с развитой патентной защитой потребители сначала знакомятся с оригинальным препаратом, и лишь затем на рынок приходят дженерики. В России наблюдается несколько смещенная ситуация.
Во-первых, на российском фармацевтическом рынке существует большая доля дженериков (по различным данным, эта цифра колеблется от 78 до 95%). Для сравнения: рынок стран "большой семерки" формируется следующим образом. США - 12% дженериков, Япония - 30%, Германия - 35%, Франция - 50%, Англия - 55%, Италия - 60%, Канада - 64% дженериков.
Во-вторых, традиции советской школы медицины и длительное присутствие на рынке исключительно отечественных лекарственных средств или препаратов, произведенных в бывших странах СЭВ, сформировали несколько смещенное восприятие "брэндовых" названий. Так, Пирацетам для российских врачей - это в первую очередь воспроизведенный препарат Ноотропил; ко-тримоксазол более известен под названием Бисептол; Ренитек (эналаприла малеат) вошел в обиход под именем его наиболее успешного на российском рынке дженерика - Энапа; оригинальный ципрофлоксацин (Ципробай) подменяется названиями Цифран и Ципролет.
Таким образом, специфика рынка диктует специфику восприятия "оригинальных названий", что приводит к субъективному выбору между оригиналом и дженериком в пользу последнего.
В-третьих, как и любая страна с высоким уровнем государственного протекционизма в области медицины, Россия выбирает дженерические препараты как препараты менее дорогостоящие. Это и определяет заполнение в основном дженериками наиболее массового сектора медицины - медицины "условно бесплатной".

Кто есть кто?

Активная антидженериковая политика, проводимая разработчиками оригинальных лекарств, привела к тому, что сам термин "дженерик" приобрел некую "оскорбительную" окраску. В результате препараты-дженерики часто воспринимаются как "второсортный", недостаточно изученный фармацевтический продукт с неуточненным профилем безопасности.
Между тем, объективных оснований для подобной точки зрения нет.

При оценке дженерических препаратов следует иметь ввиду следующие аспекты:
1. Препарат-дженерик содержит то же активное лекарственное вещество (активную субстанцию), что и оригинальный (патентованный) препарат;
2. Препарат-дженерик отличается от оригинального препарата вспомогательными веществами (неактивными ингредиентами, наполнителями, консервантами, красителями и др.);
3. Различия наблюдаются и в самом технологическом процессе производства.

Но бывает и наоборот: термин "дженерик" неверно заменяется термином "эквивалентное лекарственное вещество". Собственно, подобный термин является бессмысленным, поскольку понятие "эквивалентность лекарственных веществ" подразумевает наличие нескольких ее разновидностей. Выделяются следующие виды эквивалентности: фармацевтическая, биологическая и терапевтическая.
В странах Евросоюза и в США используются такие определения фармацевтической эквивалентности лекарственных веществ:

"Лекарственные препараты фармацевтически эквивалентны, если они содержат одни и те же активные субстанции в одинаковом количестве и в одинаковой лекарственной форме, отвечающие требованиям одних и тех же или сходных стандартов" (EMEA, The rules governing medicinal products in the European Union Investigation of Bioavailability and Bioequivalence, v. 3C, 1998, pp. 231-244)

"Фармацевтически эквивалентные лекарственные препараты содержат одинаковые активные ингредиенты в одинаковой лекарственной форме, предназначены для одного способа введения и являются идентичными по силе действия или концентрации (активных веществ)". (FDA, Electronic Orange Book. Approved Drug Products with Therapeutic Equivalence Evaluations, 20th Edition, 2000).

"Одинаковость" ингредиентов определяет фармацевтическую эквивалентность лекарств, в то время как для оценки их биологической эквивалентности необходимым является сопоставление особенностей всасывания и распределения лекарств в организме человека.
Всемирная организация здравоохранения предлагает следующую формулировку: "Два лекарственных препарата считают биоэквивалентными, если они фармацевтически эквивалентны, имеют одинаковую биодоступность и после назначения в одинаковой дозе являются сходными, обеспечивая должную эффективность и безопасность".

Две другие формулировки биоэквивалентности приняты в Объединенной Европе и в США.

"Два лекарственных препарата биоэквивалентны, если они фармацевтически эквивалентны или альтернативны и если их биодоступность (скорость и степень всасывания) после введения в одинаковой молярной дозе сходна в такой степени, что их эффективность и безопасность в основном одинаковы". (EMEA, The rules governing medicinal products in the European Union. Investigation of Bioavailability and Bioequivalence, v.3C, 1998, pp.231-244).

"Биоэквивалентные лекарственные препараты - это фармацевтически эквивалентные или фармацевтически альтернативные препараты, которые имеют сравнимую биодоступность при исследовании в сходных экспериментальных условиях. (FDA, Electronic Orange Book. Approved Drug Products with Therapeutic Equivalence Evaluations, 20th Edition, 2000).

Таким образом, оценка эквивалентности лекарственных препаратов сводится не только к оценке идентичности молекул - действующих начал лекарственных веществ.
Требования, предъявляемые к лекарствам при подтверждении их эквивалентности, затрагивают такие аспекты, как контроль качества производства (соответствие стандарту GMP - Good Manufactoring Practice); контроль за инструкциями к лекарствам, контроль за этикетированием и т.д.
Эквивалентность лекарств оценивается также по физико-химическим свойствам действующих веществ (степень дисперсности, полиморфизм и др.), свойствам вспомогательных веществ, особенностям технологического процесса, условиям хранения, типу упаковки (стекло, пластмасса, бумага и т.д.).
Рекомендации ВОЗ в отношении "эталонных" препаратов для сравнения сводятся к следующему:
1. Биоэквивалентность дженерика следует определять по отношению к оригинальному лекарственному препарату. Если он не представлен на национальном рынке, то его берут с указанного в перечне (первичный рынок), где, по мнению компании-производителя, он более всего отвечает требованиям, предъявляемым к качеству, безопасности, эффективности и маркировке.
2. При невозможности использования оригинального лекарственного препарата стандартом может служить лекарственный препарат, лидирующий на рынке данной страны (если подтверждены его качество, безопасность и эффективность).
3. При отсутствии препарата-лидера регистрируемый дженерик необходимо производить "в соответствии с местными, государственными или региональными стандартами, в том числе Международной фармакопеей и "Руководством ВОЗ по регистрационным требованиям для определения взаимозаменяемости лекарственных препаратов, выпускаемых несколькими производителями" (World Health Organization, 1996, WHO Expert Committee on Specifications for Pharmaceutical Preparations: thirty-fourth report. WHO Technical Report Series No. 863, Geneva, pp. 114-154).

Эквивалентность - значит эффективность?

И все же закономерно возникает вопрос: достаточно ли описанных видов эквивалентности для того, чтобы считать, что дженерики и препараты-оригиналы являются одинаковыми в терапевтическом плане, т.е. терапевтически эквивалентными?
Согласно тем же самым европейским и американским определениям, терапевтическая эквивалентность предусматривает кроме сходного фармакокинетического профиля еще и сходную оценку фармакодинамического (т.е. лечебного) эффекта.

"Лекарственный препарат терапевтически эквивалентен другому препарату, если он содержит ту же активную субстанцию или лекарственное вещество и, по результатам клинических исследований, обладает такой же эффективностью и безопасностью, как и препарат сравнения, чья эффективность и безопасность уже установлены. (The rules governing medicinal products in the European Union. Investigation of Bioavailability and Bioequivalence, v. 3C, 1998, pp. 231-244).

"Терапевтически эквивалентными лекарственные препараты могут считаться только в том случае, если они фармацевтически эквивалентны и можно ожидать, что они будут иметь одинаковый клинический эффект и одинаковый профиль безопасности при введении пациентам в соответствии с указаниями на этикетке. (FDA, Electronic Orange Book.Approved Drug Products with Therapeutic Equivalence Evaluations, 20th Edition, 2000).

В отличие от биоэквивалентности, определение которой регламентируется жесткими стандартами и не вызывает, как правило, двусмысленностей в трактовке результатов, отсутствие четких правил определения терапевтической эквивалентности приводит к неуверенности как врачей, так и пациентов в правильности и допустимости выбора тех или иных препаратов дженерического ряда.
В опубликованном в 1998 г. FDA проекте правил оценки терапевтической эквивалентности дженериков предлагается указывать на этикетке лекарства-дженерика наличие или отсутствие терапевтической эквивалентности, а также препарат, с которым производилось сравнение (как правило, это оригинальный препарат).
Таким образом, при выборе дженерического препарата мы можем руководствоваться в большей степени предположением о том, что биоэквивалентность лекарственных веществ является косвенным подтверждением их терапевтической эффективности.
И все же полная уверенность в сходной эффективности препаратов одной дженерической линии может быть только после проведения сравнительных испытаний на эквивалентность терапевтическую. Наличие таких данных позволит в полной мере воспользоваться экономическими преимуществами широкого применения дженериков. В настоящее время проведение испытаний на терапевтическую эквивалентность становится "хорошим стилем" при выводе на рынок новых дженерических препаратов.

Условия использования материалов

В новостях сайта использована информация собственных корреспондентов, официальных пресс-релизов государственных учреждений, аналитических агентств, компаний и ассоциаций, а также ведущих информационных зарубежных и отечественных сайтов.

Издание зарегистрировано в Комитете по печати Российской Федерации Рег. свидетельство ПИ № 77-1138 выдано 25 ноября 1999 г.

Телефон/факс:
+(495) 780-34-25

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Rambler's Top100